rus

В.Огрызко. Российская информационно-пропагандистская война: некоторые методы и формы противодействия.


Огрызко Владимир Статьи

Агрессия России против Украины в виде аннексии Крыма и захват части территории Донбасса имеет, кроме чисто военного, еще и мощное информационное измерение. Речь идет о заблаговременно спланированной, хорошо скоординированной и хорошо финансируемой кампании дезинформации, которая направлена нескольким адресатам.

Для того, чтобы эффективно противостоять российской пропаганде надо, по моему мнению и по мнению экспертов Центра исследования России, учитывать три ключевых фактора. Первый – четко представлять, о какой аудитории говорим. Второй – какие месседжи применяются московской пропагандой для каждой конкретной аудитории. Третий – какими инструментами пользуется российская пропагандистская машина для их распространения. Если говорить о первом факторе, то, по нашему мнению, Кремль «работает» на три целевые аудитории. Первая – внутренняя российская. Вторая – украинская, с особым акцентом на оккупированные районы Украины. Третья – страны ЕС и НАТО.

Очевидно, что каждая из аудиторий имеет свою специфику и требует отличных от других форм и методов работы, то есть набора ключевых месседжей, форм и способов их донесения.

Такой подход, как нам кажется, дает возможность реалистичного анализа действий московской пропаганды и позволяет предлагать практические меры противодействия.

Ограниченные рамки статьи не дают возможности проанализировать все обозначенные факторы подробно, поэтому остановимся лишь на некоторых.

Согласно опросу, проведенного Левада Центром в Москве в марте 2015 года, граждане России считают главными врагами США (73%), ЕС (64%) и Украину (55%). Наоборот, друзьями России являются Беларусь (85%) и Китай (76%).

50% россиян считают оправданным заявление В.Путина о возможности применения ядерного оружия в ходе аннексии Крыма. 49% считают главным достижением внешней политики возвращение России статуса «великой державы».

В опросе, проведенном этим же Центром в мае 2015 года, бросаются в глаза три цифры: лишь 6% россиян считают, что «война на востоке Украины продолжается в связи с вмешательством в конфликт руководства России, которое поддерживает «ДНР» и «ЛНР» своими военнослужащими, вооружением и военной техникой»; 38% – выбрали ответ: «Пусть даже в Украине есть российские войска и военная техника, но при сложившейся международной обстановке отрицать эти факты – правильная политика для России»; 56%, то есть каждый второй россиянин, рассматривает то, что происходит на востоке Украины, как агрессию Запада, который поддерживает войну на востоке Украины с целью ослабления влияния России в мире.

63% россиян в марте 2015 года считали, что лучшей формой политического устройства для России является советская система или нынешний режим Путина. Лишь 11% россиян хотели бы жить в демократическом обществе западного образца.

Очевидно, что результаты опросов общественного мнения вряд ли можно положить в основу далеко идущих выводов. В то же время они четко указывают на определенные тенденции в настроениях общества и о его общем состоянии.

И так, о чем можно говорить?

Первое. О том, что общественность России оторвана от источников объективной информации. Такой общественностью легко манипулировать и навязывать ей нужное, российской власти, мнение.

Второе. О том, что большая часть российского массового сознания воспринимает ложь своих лидеров как норму. То есть, ложь является приемлемым способом для общественного мнения и не является аморальным явлением.

Третье. О том, что у российского общества четко сформирован и закреплен образ Запада и западного образа жизни как враждебного и неприемлемого для подражания в России.

Поэтому, замена лиц на верхних эшелонах системы не меняет ситуации в целом, ибо российское общество нуждается в автократическом лидере и автократической системе, как наиболее ментально и психологически приемлемых для него.

Было бы весьма наивным полагать, что такие настроения общества являются лишь следствием 15-летнего правления Путина. Нет, это историческая традиция российской государственности. На самом деле, речь идет о логическом продолжении автократической системы мышления и поведения российского общества от начала создания Московского государства в XIII веке. Она вобрала и развила деспотические традиции государственного управления Золотой орды, под властью которой находилась несколько столетий. Они были продолжены в российской, но достигли своего завершения в советской империи.

Таким образом, речь идет о глубоко укоренённых в сознание российского общества антидемократических общественных взглядах, которые на протяжении веков имели поддержку его абсолютного большинства.

Соответственно, надежды руководителей западных стран на возможность превращения России в демократическое правовое государство после развала СССР продемонстрировали их глубокую наивность, незнание истории и банальную политическую близорукость. К большому сожалению, на нее и сегодня болеет достаточно большое количество западных политиков. Так же понятно, что на лечение этой болезни нужно время, способность к критическому переосмыслению своих прежних представлений и правдивая информация о России.

С агрессией против Украины начался процесс выздоровления. Это дает надежду на разработку адекватной западной политики в отношении России, в частности, в противодействии ее пропагандистской войне.

При этом важно осознать, что эта война ведется не только против Украины, а против всего западного способа существования. На самом деле речь идет о войне идентичностей, о конфликте цивилизаций.

Если говорить о цели российской пропагандистской войны, то они, как уже отмечалось, различаются в зависимости от аудитории. Если обобщить, то основными из них, по мнению экспертов Центра, являются:

- в отношении Украины: дестабилизировать политическую систему, ослабить проевропейские настроения украинцев и расколоть их;

- в отношении Запада: подать выгодную себе информацию, а по сути – дезинформацию, о Крыме и агрессии на востоке Украины, расколоть единство ЕС и НАТО;

- в отношении самой России: изолировать общество от правдивой информации, обеспечить максимальную поддержку режима Путина.

Для ведения этой войны отработана целая система идеологических клише, которые применяются в зависимости от возникающих обстоятельств и целевых аудиторий, на которые они направлены.

Речь идет, в частности, о нижеследующих:

- российское национальное меньшинство подвергается гонениям и преследованиям как в Украине, так и в западных странах;

- Запад считает Россию врагом и стремится ограничить ее влияние на международной арене;

- США и другие западные страны были организаторами цветных революций в нескольких постсоветских странах, которые имели антироссийскую направленность;

- Россия как «великая держава» имеет «право» на свою сферу влияния. Такой «объективной» сферой влияния для России выступает постсоветское пространство;

- Россия является оплотом борьбы с современным фашизмом. Все, что маркируется как антисоветское и антироссийское является фашизмом;

- западный индивидуализм является губительным. Коллективная форма общественного сознания соответствует традиционным представлениям россиян;

- российская православная вера является единственно правильной. Мораль на Западе находится в стадии упадка. Европа становится Гейропой;

- «русский мир» – это альтернатива Гейропе.

Очевидно, что набор этих тезисов является абсолютно манипулятивным и далеким от исторической правды. Вместе с тем, используя мощные инструменты влияния (теле- и радиоканалы, прессу, интернет, коррумпированных политиков, бизнесменов или журналистов), а также фактически неограниченное финансирование, российской пропаганде удается добиться ощутимых результатов, как внутри страны, так и за её пределами.

Если иметь в виду западную аудиторию, то для достижения своих целей российская пропаганда активно использует достижения западной демократии. Подразумеваю, прежде всего, свободу слова. На Западе позволили России свободно работать в своем информационном пространстве, не желая осознавать степень угрозы для собственного населения. Более того, многочисленные факты финансирования Россией как право-, так и леворадикальных партий в странах ЕС и НАТО, занимающихся у них активной пророссийской агитацией, свидетельствуют об абсолютной политической близорукости лидеров этих стран.

Важно, чтобы политический истеблишмент Запада понял простую истину: надо отказаться от восприятия российских лидеров как таких, которые исповедуют традиционные и понятные для Запада подходы и ценности.

Не врать, выполнять взаимные обязательства, соблюдать как внутреннее, так и международное законодательство, уважать права человека, гарантировать право любого народа на выбор пути своего развития – эти и другие очевидные для Запада принципы являются абсолютно не обязательными для России.

Очевидно, что западным лидерам и обществам очень трудно даже представить, что такое возможно, но это следует принять как объективную данность и учитывать при формулировании и проведении политики в отношении России.

Какими в этой связи могли бы, по моему мнению, быть эффективные шаги для противодействия российской пропаганде?

Они должны быть как традиционными, так и асимметричными, нестандартными и целевыми. Например, не только «оборонительными», то есть ограниченными аудиторией в странах ЕС и НАТО, но и наступательными. Чрезвычайно важно работать в информационном поле России, как это она сегодня успешно делает на Западе.

Итак, первое. Следует существенно усилить информационное давление на Россию. Речь должна идти об использовании всех возможных каналов влияния на общественное мнение России. Надо создать специальные русскоязычные телеканалы, которые будут работать не только на русскоязычное население на Западе, но и на Россию. Одной из стран для их размещения могла бы стать Украина. То же самое касается и возобновления работы нескольких мощных радиостанций, которые транслировали информацию на Россию, по примеру тех, которые работали во времена «холодной войны» (например, «Голос Америки», «Свободная Европа», «Голос Ватикана», Би-Би-Си и тому подобное).

Второе. Такая работа будет иметь эффект только тогда, когда она будет системной. Надо определить организацию – координатора, которая бы осуществляла эффективное управление подготовкой и распространением необходимой информации как внутри стран ЕС и НАТО, так и в России.

Третье. Надо определить наиболее эффективные способы донесения нужной информации (телевидение, интернет, печатные СМИ, публичные мероприятия и т.п.) до целевых групп воздействия (молодежь, пенсионеры, частные предприниматели, интеллигенция, ученые, сельские жители, наемные работники и т. п.) и скоординировать такую работу.

Четвертое. Ограничить законным способом возможности российской пропаганды и ее политического влияния в странах Запада через принятие соответствующих законодательных актов на национальном и европейском уровнях. Это должно быть сделано быстро и скоординированно. Такой шаг станет серьезным ударом по планам московской пропаганды расширить сферы своего влияния на Западе. Понимая всю чувствительность вопроса о свободе слова для западного общества, его можно было бы связать с вопросами национальной безопасности и необходимости противодействия диффамации в СМИ.

Пятое. В информационной работе с российским обществом концентрировать внимание на его «болевых точках». Имеется в виду распространение, в первую очередь, информации о погибших российских солдатах на войне в Украине, снижении стандартов жизни рядовых россиян как следствии политики правящего режима Путина, увеличении количества населения, которое оказалось за чертой бедности, уменьшении возможностей для выезда за границу и тому подобное.

Шестое. Играть на противопоставлении поддержки украинских граждан (скажем, в вопросах безвизового режима) и отсутствия такой перспективы (по крайней мере, сейчас) для россиян благодаря бессмысленной политике Кремля. То же самое может касаться тем выхода украинского бизнеса, включая малый и средний, на европейский, а позже и американский рынки, используя возможности Соглашения об ассоциации с ЕС и сближения с Западом в целом. Таким образом, украинцы станут развиваться быстрее и вскоре достигнут значительно более высокого уровня жизни, чем в России. Надо сыграть на украинском примере, который среднестатистический россиянин воспримет гораздо лучше, по сравнению, например, с литовцем, поляком или хорватом.

Седьмое. Следует деликатно, но настойчиво проводить мысль о том, что нынешний политический режим не является выгодным для среднестатистического россиянина. Изменения к лучшему могут произойти только в том случае, когда система начнет меняться в направлении универсальных человеческих ценностей. Акцент на примерах, когда власть вынуждена учитывать мнение общества и идти на нужные ей решения, может серьезно стимулировать рост гражданской активности в российском обществе.

Понятно, что это весьма примерный и далеко не исчерпывающий перечень тем и средств, которые должны быть использованы для работы в России. Так же очевидно, что не следует ожидать здесь незамедлительного эффекта. Но они как минимум будут стимулировать начало перемен в общественном сознании, что в определенный исторический момент сыграет решающую роль в системных изменениях самой России.

Следовательно, чтобы получить положительный эффект, по мнению экспертов Центра, следует:

- никоим образом не переходить на принцип «ответим ложью на ложь». Запад должен распространять в России только и исключительно правду;

- использовать все возможные каналы донесения правдивой информации до российского общества;

- в правовой способ добиться уменьшения присутствия российской пропаганды в информационном пространстве Западных стран;

- привлечь к этой работе все возможные институты и заинтересованные страны, использовать все доступные формы и инструменты донесения такой информации. Решающим для успеха будет должная координация этой работы;

- очень важно говорить по-разному, на разных языках, но одним голосом;

- понять, что одной из решающих предпосылок эффективной работы является должное ее финансирование. Исходить из того, что горячая война стоит значительно дороже, чем информационная.

Переосмысление роли и места России в мире началось. Из стратегического партнера она постепенно перемещается в другую категорию: некоторые эксперты и политики уже оценивают ее как величайшую глобальную угрозу. Поэтому следует безотлагательно объединить усилия лучших экспертов и, не теряя времени, разработать планы конкретных мероприятий для нейтрализации такой угрозы.

В.Огрызко, Министр иностранных дел Украины (2007 – 2009), Руководитель Центра исследования России.

25.08.2015 21:28:00