rus

Джеймс Никси*: Внешнеполитическая стратегия и стратегия безопасности Запада в отношении России: взгляд из Великобритании


Статьи

Большое спасибо! Отдельная благодарность организаторам, Центру исследования России и Дипломатической академии. Я уже был здесь на мероприятии, но меня часто не приглашают повторно. Поэтому я очень рад, что меня снова пригласили, видимо, в прошлый раз мое выступление было неплохим.

Мое выступление будет весьма скромным после таких прекрасных презентаций. Мне очень приятно быть в Украине и говорить о России, учитывая все обстоятельства. Я считаю, что это признак реальной зрелости, с учетом того факта, что Россия сейчас воюет против Украины. Должен сказать, что, посетив многие мероприятия по всей Европе, где велись многочисленные дискуссии относительно России, качество дискуссии, честность и зрелость дискуссии о России здесь намного выше, чем в большинстве стран.

Итак, я привожу вам приветствия с линии фронта обсуждений конфликта с Россией, поскольку могло показаться, что в последние недели им занимались лондонцы. Но я имею в виду не это, поскольку действительно считаю это неуместным, потому что тысячи людей из вашей страны, а не из моей, умерли в конфликте с Россией за последние пять лет. Это неудачная шутка с моей стороны. Я прошу прощения. Но причина, по которой я упоминаю это, заключается в том, что, когда я обсуждал эту конференцию с Александром Самарским несколько недель назад, он говорил мне, что здесь в Украине кажется, что Великобритания, является страной, направляющей западную политику в сторону России. Сейчас мы стали жертвами химической атаки, а до этого, была осуществлена радиологическая атака. К тому же Великобритании удалось привлечь многих мировых лидеров на свою сторону. В частности, например, беспрецедентная для мировой практики высылка российских дипломатов-шпионов. Есть некоторые достоинства в этом аргументе. Я бы хотел, чтобы это было правдой, и Великобритания была лидером мировой политики в отношении России. Но должен сказать, что как я это вижу несколько иначе. Я объясню, почему. Моя страна, хотя и очень хороший друг Украины в последние годы, боюсь, не разрешила противоречия в своей российской политике. Очевидно, что существует противоречие между поддержкой Украины и желанием улучшить отношения с Россией. Эти две совершенно противоположные вещи. Но главное противоречие, о котором я действительно хочу поговорить, заключается в том, что на данный момент, поскольку вы видите, что мы внутренне и неизбежно находимся в конфликте с Россией публично, и все же Великобритания не может избавиться от соблазна заигрывать с Россией, особенно в финансовой и дипломатической сферах. Так почему мы заигрываем с Россией? Существует множество причин, и я хотел бы рассмотреть их.

Я думаю, что многие люди в Великобритании считают, что мы несправедливо относились к России в прошлом 1990-х годах, приглашая… расширяя НАТО, игнорируя российские амбиции, введя другие новые независимые государства в восточное партнерство или другие различные международные ассоциации. И поэтому они считают, что Россия в чем-то права, исходя из того, как мы обращались с Россией. Это первое. Второе – многие люди, я полагаю, совершенно разумно не хотят начинать войну, они не хотят дразнить медведя. Они искренне боятся Россию. Это в определенной степени шантаж, но в таких рассуждениях есть здравое зерно. Третье – некоторые подкуплены и берут на себя обязательства. Четвертое – некоторые люди по-настоящему верят, и на самом деле их идеология имеет первостепенное значение. Они придерживаются крайне правых взглядов, британской позиции, или крайне левых взглядов, являясь ярыми противниками Америки, что равносильно симпатии России и самому Путину.

Следующая причина, по которой Великобритания не занимает однозначной позиции в отношении России, - дипломаты. Мне жаль так говорить. Я знаю, что выступаю в Дипломатической академии. В любом случае, я не всегда поддерживаю дипломатов. Очевидно, что именно в природе дипломатов, у них это в ДНК, существует стремление наладить отношения, это справедливо. Но проблема в том, что, как вы знаете, но многие мои соотечественники этого не знают, заключается в том, что российская дипломатия разработала свои цели таким образом, чтобы вернуть нас к состоянию холодной войны, к положению дел с наличием великой державы. Именно в этом заключается проблема с дипломатами в России, которые, будучи специально не обученными по России и русским, не понимают этого. И, наконец, конечно, существует угроза финансовым интересам, которые могут пострадать, или активы будут экспроприированы, или что зарплаты людей будут зависеть от России. Я работаю на той же сфере, что и British Petroleum (BP), BP слишком сильно зависит от России. Многочисленные пенсии людей, в том числе и моя, зависят от ВР. Но и дело не только в том, что существуют юридические фирмы, консалтинговые компании, это не только экономисты, внедренные Россией, это для конкретных компаний, а лоббисты в этих компаниях более влиятельные, чем, знаете ли, я. Короче говоря, я веду к тому, что мое правительство неохотно принимает данную позицию лишь из-за конкретных обстоятельств, которые были сделаны ему и стране в последнее время. И это можно доказать, потому что, когда Тереза Мэй была избрана государственным секретарем в 2008 году, тогда они думали о публичном расследовании дела Литвиненко, она заявила, что не должно быть публичного расследования Литвиненко, поскольку это повлияет на торговые и/или международные отношения с Россией. Есть много различных примеров этого. Поэтому большинство политиков в Великобритании действительно это понимают, я боюсь, они не понимают простую истину, что Россия на самом деле означает для нас, Великобритании, и Запада, в широком смысле, вред в погоне за ее амбициями. Они активно работают против нас, чтобы подорвать наше положение в интересах своих амбиций. И это несмотря на то, что только что произошло, активность СМИ в последние пару месяцев. Но, конечно, на самом деле уже прошло полтора месяца, а память у людей короткая. Наступает новый цикл, этого уже нет в новостях. Я знаю, что Россия также приложила к этому руку. Но все же люди хотят вернуться к бизнесу. Brexit – еще неизведанный для нас фактор. Что если Brexit никогда не завершится, и нам придется снова искать новые рынки, в том числе и в России. И, конечно, мы позволяем американцам делать всю тяжелую работу, которая именно это делает, и я буду говорить об этом больше, потому что я просто говорю о Великобритании. Недавние события, я думаю, отмечают момент, когда Америка начала наступление в войне с Россией. С российской стороны, как я понимаю, у России всегда было довольно специфическое отношение к Великобритании. В российском представлении она почти мифическая. Конечно, на нас влияют инвестиции, школы, университеты, собственность и даже российские дети. Также Россия рассматривают Великобританию как ослабляющий элемент в ЕС. Мы даже знали, что Россия пытается использовать противоречия, раскол и, разумеется, Великобритания действительно рискует распасться, так что Россия это видит. Поэтому я думаю, что русские не могут, равно как мы не можем избавиться или отказаться от нашей зависимости от российских денег, Россия не может полностью избавиться от своей зависимости от Британии. Мы увидим, что происходит в свете того, что делают американцы. Я имею ввиду деньги, полученные незаконным путем, которые мы оставляем добровольно, потому что мы боимся или вынуждены так поступить, посмотрим.

Что же есть хорошего в ситуации? Потому что я думаю, что есть много хорошего, хотя, похоже, я был несколько пессимистичным. Я имею в виду тот факт, что мы больше не пытаемся вовлечь Россию в мировую экономику, я говорю о Западе. Америка, по крайней мере, понимает, что интеграция России в западную экономику не означает западное видение для России. Мы это наблюдали. И сейчас она предпринимает определенные действия. Путин практиковал суверенную демократию в своей стране, суверенную глобализацию и даже «суверенный» перед многими существительными, и тем меньше, что это происходит. И это сработало. Но это работает какое-то время, Россия стала более интегрированной, но менее западной. Мы этого не заметили. И, конечно, на данный момент положение ухудшилось. Россия использовала эти экономические связи и использовала их для политических событий, политических целей, поэтому ее влияние на экономику стало источником политического влияния. Во всяком случае, эти соперничающие видения западных правил интеграции, суверенная глобализация России несовместимы, они не могут сосуществовать, что мы и видим где? В Украине. Я имею в виду, что Америка продолжает свой курс, несмотря на Трампа, несмотря на сумасшествие в отношении России, которое мы только что пережили. Просто посмотрите на последний пример, «Эксон» из ее партнерства с Грознефть, что является серьезным препятствием для России, которой пришлось учиться жить с санкциями, но я думаю, что это новая военная игра. Субъекты санкций фактически не принимают никакого участия в мировой экономике. А компании, работающие с западными компаниями, могут навлечь на себя серьезные проблемы, если сделают это. Активы олигархов уже не находятся в безопасности, и теперь создается более значительная неопределенность.

Ненадолго возвращаясь к Великобритании, правительство Великобритании также понимает, что Россия влияет на нас. Россия имеет прямое отношение к интересам Великобритании, мы понимаем, что если Россия выпустит свою версию, чтобы выбить компьютеры Украины, что влияет на нас, она заберет миллионы долларов из чистых доходов наших компаний. Именно это произошло три месяца назад. Мы понимаем ситуацию в сфере безопасности и ресурсов, мы предприняли соответствующие меры и, очевидно, правительство действительно понимает, что мы являемся благоприятной территорией для «активных мероприятий». Я также частично учитываю этот факт, хотя меня беспокоит эта тенденция, дипломатическая тенденция, тогда мнение населения Великобритании о России, взгляд общественности на Россию, в подавляющем большинстве является более отрицательным. Он считает, что это касается России, она также будет поддерживать жесткие действия в отношении грязных российских денег. И я также частично учитываю фактор военной обороны – имея более жесткую, более реалистичную позицию, вооруженные силы достаточно хорошо оснащены, чтобы понять реальность России. Очевидно, что в последнее время были положительные примеры обмена данными разведки. Великобритания показала, что можно разумно делиться соответствующими данными разведки, объединиться и убедить другие страны в том, что существует угроза, несмотря на предсуществующие тенденции. Проблемы безопасности России, которые, очевидно, означают буферные зоны, которые, очевидно, означают Украину, я не вижу тенденции в Великобритании и в других странах в отношении принятия мнения о том, что российское влияние настолько необходимо. Поэтому я имею в виду, что визовый режим – очень хороший вариант для Украины. Мы не собираемся оставлять Украину, как я опасался, конечно, в частности, в связи с последними событиями. Мы вложили в Украину много не столько финансового, сколько политического капитала. И если Европа следует примеру Америки, то жизнь для российской глобальной элиты, ключевых сетей, которые поддерживают власть Кремля будет все более некомфортной.

Я думаю, что Украине не стоит полностью полагаться на нас, Европу. В частности, из-за нашей нерешительности. Меня беспокоит способность Великобритании и других стран лицемерить, говорить одно и делать другое, вы должны смотреть на действия, а не слова. Америка готова нести расходы. Я еще не убежден в том, что Великобритания готова к тому, чтобы принять расходы на свой платежный баланс. Посмотрим. И последнее. Я беспокоюсь об оппозиции в Великобритании. Джереми Кобер не является другом Украины. Существует большая вероятность того, что он может стать премьер-министром в ближайшие 12 месяцев. Потому что нынешнее правительство очень слабое. Я думаю, что он очень опасный человек.

Итак, дамы и господа, я представил вам общее представление Запада по отношению к России. Будьте бдительны и внимательно наблюдайте за нами.

________

*Сведения об авторе:

Джеймс Никси – Руководитель Программы Россия и Евразия, Чатам Хауз, Великобритания

Статья подготовлена на основе выступления на Международной конференции «Президентские выборы в России: выводы и прогнозы».

19.06.2018 08:00:00